Russian (CIS)English (United Kingdom)

Счастье в жизни – то чего ты достиг. Смысл жизни – все те, кто тебя любят. Н.Н.Полозова

ПОСТРОЕНИЕ МОТИВАЦИОННОЙ ИЕРАРХИИ

Для начала рассмотрим упрощенный практический пример. Родственник попросил у Вас в займы 5 000 рублей. Вы колеблетесь. Вы боитесь, что он может не отдать эти деньги, полагая, что как родственник Вы вполне можете «пережить» потерю. С другой стороны, Вы не сможете купить книгу, которую давно хотели купить. При этом, когда Вам вернут деньги, сама книга может быть просто продана в магазине. Однако Вы родственник и не выручить в трудный момент просто не вправе.

Как эту ситуацию можно было бы представить схематично? Есть три мотива действия: принадлежность к определенной группе (родственник), познавательный (книга) и негативный (возможность потери денег). Мотив принадлежности к группе противостоит мотивам познавательному и негативному. Если первое больше суммы вторых, то будет принято решение – дать деньги. Если наоборот, «перевесит» сумма негативного и познавательного мотивов, то придется отказать родственнику. Предполагается, что в процессе ментального тренинга на похожих ситуациях формируется удельный вес каждого мотива. Например, мотив принадлежности к группе может «весить» 100 условных единиц. Мотив познавательный оценим 45 единиц. Мотив негативный оценим в 65 единиц. Тогда 100 < 45 + 65 = 110. Решение – деньги в долг не давать.

Основная проблема всех исследований по мотивации – это удивительно стойкое желание дать такие объяснения, которые ничего не могут дать в плане практической отдачи. Например, широко распространена точка зрения о том, что у спортсменов в очередном матче есть два варианта мотивации: выиграть и не проиграть. Такая точка зрения возникла от обратного – от правил подведения итогов соревнований. Можно проиграть матч, свести вничью и выиграть. Из этой логики формируется мотивация выиграть или хотя бы не проиграть. Иными словами, если бегемота обозвать гиппопотамом, то от этого число животных не удвоится в реальной жизни. Хотя на бумаге их будет уже двое. Вот такая способность объяснить, ничего не объясняя свойственна многим исследованиям.

Наша жизнь – это повседневный выбор из ряда возможных альтернатив. Принятие решений — это выбор между несколькими альтернативами действий для достижения цели. Если мотивы детерминируют поведение личности, то можно установить удельный вес каждого из них в принятии решения. Этот вес устанавливается, на наш взгляд, во внутриличностном интеллекте. Этот вид интеллекта трансформирует психологические предпочтения в удельный вес мотивов. Пусть есть две альтернативы – А и В. Альтернатива А затрагивает мотив 1, 2, 3. Альтернатива В затрагивает мотив 2, 3, 5. Каждый из этих мотивов обладает некоторым весом для субъекта в принятии решений. Например, мотив 1 условно «весит» 40 абстрактных единиц, мотив 2 – 10, мотив 3 – 55, мотив 5 – 23. Тогда суммарный вес альтернативы А равен сумме удельных весов мотивов 1, 2, 3. Это 40+10+55 = 95. Суммарный вес мотива В равен 10+55+23 = 88. Итак, альтернатива А «тянет» на 95 условных единиц, а альтернатива В – 88. В этой ситуации мы должны предпочесть вариант А.

Увы, но в реальной жизни мы далеко не всегда отдадим предпочтение варианту А. Всегда есть некие моменты, конфигурация задачи, неточность субъективной оценки и другие, которые делают наш выбор чаще в пользу А, чем В. Иными словами, выбор носит, в определенной мере, вероятностный характер, когда А более вероятно, чем В. Как в такой ситуации узнать вес мотива? Для этого придется составлять систему линейных уравнений. Давайте запишем вышеприведенный пример в формулу. Но при этом зададим испытуемому вопрос – как часто он будет выбирать А в реальной жизни. Обозначим мотив буквой Р. Предположим, что в реальной жизни соотношение предпочтений А:В = 3:1. Сведем два числа в одно с помощью известной нам формулы: Δ = 1000×(3-1)/(3+1) = 500. Тогда уравнение можно записать:

0,33×(Р1 + Р2 + Р3) – 0,33×(Р2 – Р3 – Р5) = 500

Итак, мы записали ситуацию в уравнение. Мы можем предложить испытуемому другую ситуацию. Мы опишем ему случай из жизни. Например, представьте себе – дорожная пробка. Один из водителей выходит из машины и пытается знаками «развести» затор. Но другой водитель его не слушает и пытается «проскочить». Вот Вы в такой ситуации будете на стороне кого из водителей? Если у Вас доминирует деловой мотив, то, скорее всего Вы будете на стороне желающего проскочить. Если у Вас доминирует мотив принадлежности к определенной группе (все мы водители, дорога – место сотрудничества), то предпочтение будет у «водителя-регулировщика». В каком соотношении распределятся симпатии? Предположим, что они распределятся поровну – 2:2. Тогда значение Δ = 0.

Р6 – Р9 = 0

Вот таким способом мы уже составили два уравнения. Сколько бы мотивов не было на самом деле, из них всегда можно составить такое уравнение. Однако, для того, чтобы решить такую систему линейных уравнений (далее СЛУ) необходимо еще одно (в дополнении к n предыдущим уравнениям), так называемое n+1 уравнение. Иначе, такая СЛУ не будет иметь решения. Обычно такое уравнение представляет собой сумму всех мотивов P1+P2+P3+…, деленное на их число – с левой стороны и некоторое положительное число – с правой. Введение такого уравнения позволяет сделать оценку всех мотивов числом положительным.

Чем так привлекательно получить удельные веса мотивов конкретного спортсмена? Мы можем предсказывать его поведение. Мы можем с определенной долей вероятности, в пропорции сказать, как он будет вести себя в той или иной ситуации. Мы сможем предсказывать его поведение. Если, конечно, мы корректно решили задачу, верно отразили баланс мотивов, не забыли ничего. Например, решая вышеприведенный пример с водителями, испытуемый может понять задачу иначе. Для него в ней могут конфликтовать не деловой мотив, а мотив избегания неудачи. Ну, например, боязнь опоздать на работу. Эта ошибка возможна в том случае, когда условия игры прописаны нечетко и допускают двойное толкование. Тогда в уравнении будет участвовать другой мотив, что приведет к искаженному решению. Потом, после того как ошибка впишется в решение, появятся сбои между прогнозом и реальным поведением. Пропорции будут нарушаться.

Есть и другой источник ошибок. Мы можем указать слишком мало мотивов. Например, забыть мотив независимости поведения. Тогда этот ставший виртуальным мотив будет в неявном виде участвовать в уравнениях и смещать равновесие в ту или иную сторону, смещая решение. Мы можем указать много мотивов, но тогда при том же объеме информации будет высокая погрешность определения предпочтений. Важно понимать, что веса мотивов время от времени, с возрастом пересматриваются. Этот процесс мы условно приписываем внутриличностному интеллекту. Поэтому веса мотивов будут эволюционировать, хотя и с небольшой скоростью. Нельзя забывать и о субъективности оценки испытуемого. Одни и те же тесты на благоприятном фоне текущих событий и неблагоприятном будут вносить свой склад в неточности оценки. И все-таки! Мы можем прогнозировать поведение! Пусть даже с погрешностью. И это не может не радовать.

Такой подход представляется скорее прагматическим, чем научным. Мы не стали вдаваться в словесные хороводы, а просто ищем веса мотивов и с определенной погрешностью проектируем поведение. Мы не просто знаем иерархию мотивов. Мы знаем больше, чем просто последовательность их расположения. Мы использовали систему рейтинга для создания рейтинговой мотивационной иерархии.

Совместно со Скорых С. авторы провели эксперимент в институте физической культуры УГТУ-УПИ (Екатеринбург). Мы решили проверить - влияет ли данная врожденная индивидуальность на иерархию мотивационных ценностей человека. Было выделилено десять мотивов:

Достижения результата (самореализация).

Успеха (общественного признания).

Гуманистический.

Познавательный.

Общения.

Эстетический (тяга к возвышенному, красоте)

Негативный (избегание неудач)

Материальный,

Власти.

Независимости.

При выборе мотивов мы исходили из того, что слишком большое их число неизбежно приведет к лавинообразному росту числа вопросов в тесте и, как следствие, потере интереса у тестируемых к точности ответов. Рейтинговая система ранжирования мотивов очень удобна тем, что тестировать сразу все мыслимые варианты мотивов нет необходимости. Введение в дальнейшее исследование новых мотивов не меняет уровня оценки всех предыдущих. Если, например, мотив общения у данного ТЛ оценивается как 2500, то он останется на том же уровне при введении в игру любых других мотивов. Однако для того чтобы совместить результаты двух исследований, необходимо, чтобы часть мотивов в обоих исследованиях повторялась. Тогда, как в нашем случае, участие мотива общения во втором исследовании с оценкой в 2500 от первого исследования (n+1 уравнение СЛУ), гарантирует возможность объединения результатов обоих экспериментов на одной шкале рейтинга. Потому что результаты второго эксперимента будут отсчитываться от этих самых 2500. Последующие исследования подтвердили нашу правоту. Мы получили данные с поразительно малым разбросом в оценках. Для иллюстрации этого разброса ниже приводятся почти все полученные данные.

Были протестированы около 100 студентов института. Этот эксперимент включал двойное исследование: мы тестировали людей на тип личности и мотивацию. Первый тест был ориентирован на выявление типов личности. Второй тест выявлял мотивационную иерархию студентов. Он состоял в описании жизненных конфликтов и требовал отдать предпочтение той или иной стороне. Например, вопрос «будете ли вы сами забивать мяч в ворота, если не уверены в своих силах?» подразумевает внутренний конфликт двух мотивов – успеха и избегания неудач («негативный»). Другой вопрос: «В вашем коллективе существует традиция: вывешивать плакат с поздравлениями за какое-либо достижение. Вы выиграли соревнование, а про плакат забыли. Вы расстроитесь?» Человек с высокой мотивацией успеха, общественного признания, конечно же расстроится, а с мотивацией достижения скажет – главное результат.

Вообще создание теста на сегодняшний день пока больше искусство, чем наука. Главный параметр любого теста – это воспроизводимость его результатов. Если один и тот же человек сегодня на тест отвечает одним образом, а через две недели – уже другим, то надежность такого теста 50%. Разумеется, необходима работа по повышении надежности теста до максимальных 100%. О такой отметке можно только мечтать, но вряд ли ее можно достичь. В случае с тестированием ТЛ сам тест переделывался неоднократно. Нас интересовали те вопросы, ответы на которые не совпадали с итоговой оценки. Чем больше таких несовпадений, тем «слабее» вопрос. Например, если из десяти пар альтернатив в восьми случаях испытуемый выбирает рациональность, то мы проявляем особое внимание к тем оставшимся двум вопросам, где он «захотел» быть иррационалом. Здесь чаще всего встречаются проблемы неравноценности выбора (альтернатива плохой – хороший), может быть задета мотивационная составная, нежелательные пересечения с характеристиками личности испытуемого через типы характера и множество других проблем, о которых уже говорилось ранее. К сожалению, большие усилия по корректировке теста не дали 100% надежности. Поэтому анкеты испытуемых, которые при повторном тестировании спустя две недели «поменяли» свой психотип, были отброшены.

Аналогичную «чистку» «слабых» вопросов мы провели и в случае мотивационного теста. Только здесь нас интересовали те вопросы, при ответах на которые происходили отклонения в оценках испытуемых в одинаковым ТЛ. Уровень вопроса был тем выше, чем меньше было отклонение уровня его оценки от средней оценки внутри представителей данного ТЛ. Мы также заменяли «слабые» вопросы. По началу, пока не был готов тест на ТЛ, мы выявляли «слабые» вопросы по степени однозначности ответов. Если 100% респондентов выбирали одну альтернативу, то такой вопрос заменялся. Идеальным считался вопрос, ответ на который распределялся 50:50.

Проделанная работа по повышению надежности тестов дала свои плоды. Мы видим минимально возможное отклонение в оценках испытуемых. Не редкость совпадение оценок среди всех испытуемых с данным ТЛ, что не могло не радовать. Особо следует выделить вопрос погрешности оценки мотива. Если из 10 вопросов на 1 испытуемый отвечал неадекватно, то уровень мотива сразу мог измениться на 200 пунктов. Эта величина – средняя погрешность неправильного ответа. Имеется в виду ситуации, когда испытуемый при повторном тестировании изменил свое мнение. Здесь речь идет уже не о погрешности теста, а о «ненадежности» самого испытуемого. Проведенная работа позволяет с уверенность говорить о том, что уровень оценки того или иного мотива может изменяться не более чем на 200 пунктов. При увеличении выборки это число будет сокращаться.

Теперь попытаемся воспользоваться полученными сведениями. Представим себе такую жизненную ситуацию. ТЛ «Штирлиц» одолжил другу сумму денег. Однако его товарищ попал в аварию и сумму денег задерживает. Ситуация в общем-то понятная – друг не может отдать деньги и просит отсрочки. Однако ТЛ «Штирлиц» тоже нуждается в деньгах – он хочет выгодно вложить деньги в акции и задержка денег лишает его прибыли. Будет ли рассмотренный нами условный персонаж требовать деньги через суд или он не пойдет на конфликт и спокойно дождется денег от друга?

Здесь задействованы мотивы материальный, независимости и негативный с одной стороны и гуманистический с другой. С одной стороны нужны деньги и теряется выгода. Кроме того, ущемляется чувство независимости – не можешь воспользоваться своими же деньгами. При этом мотив негативный здесь существует реально с обоих сторон. Желание избежать потери денег как таковой можно трактовать как негативный мотив. Однако его же можно трактовать и как потерю друга. Ведь подашь в суд – друга потеряешь точно. Друг попал в беду – как не помочь! Но благодаря ему и сам ТЛ «Штириц» Когда как не сейчас.

Материальный 2450 Гуманистический 2200

Независимости 2298 Негативный 1850

Негативный 1850 .

6600 4050

Итак, в данной ситуации, скорее всего, будет поэтапное обострение отношений с оформлением заявления в суд в итоге. В реальной жизненной ситуации в этот расклад вмешиваются дополнительно привходящие обстоятельства (позиция жены, матери, близость друга).



Полозов А.А. Психологические портреты персонала спортивного клуба // Спортивный психолог, №3 (6), 2005г.
Полозов А.А., Полозова Н.Н. Модули психологической структуры в спорте / А.А. Полозов, Н.Н. Полозова / М.: Изд-во «Советский спорт», 2009
www.polozov.nemi-ekb.ru